1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Иван Ожогин: вампир из Питера поет в Берлине

Известный российский актер музыкального театра, певец Иван Ожогин с февраля 2013 года исполняет роль графа фон Кролока в немецкой версии мюзикла "Танец вампиров". 25 августа постановку покажут в Берлине в последний раз.

35-летний Иван Ожогин за свою творческую биографию уже успел принять участие во многих музыкальных проектах. Певец исполняет главную роль вампира - графа фон Кролока - сразу в двух городах: Санкт-Петербурге и Берлине. О своей работе в Германии и о том, какую роль в его сценической жизни сыграли мюзиклы, он рассказал в интервью DW.

Deutsche Welle: Иван, в нынешнем году вы были удостоены российской премии "Золотая маска" за роль графа фон Кролока в мюзикле "Бал вампиров" петербургского Театра музыкальной комедии. С февраля нынешнего года вы исполняете роль фон Кролока и на сцене берлинского театра Theater des Westens. Как вас приняли "европейские вампиры"?

Иван Ожогин

Иван Ожогин

Иван Ожогин: Берлинские коллеги оказались очень отзывчивыми и радушно приняли меня в свою "вампирскую семью". В Берлине, как и в Питере, - отличный, дружный коллектив. С некоторыми артистами я уже был знаком по постановке в Питере и поездкам в Берлин. Оказавшись в новой языковой среде, я быстро начал улучшать свои знания немецкого языка.

- В Питере мюзикл называется "Бал вампиров", а в Берлине - "Танец вампиров" ("Tanz der Vampire"). Бал от танца отличается, скажем так, масштабностью. Отразилось ли это на постановках? Насколько они разные?

- В Питере другие декорации, другие костюмы. Совершенно разная геометрия мизансцен. В Театре музыкальной комедии декорации сделаны на основании более современных технологий, они ярче, гламурнее. Возможно, потому что в Питере поставлена венская версия, более новая, а в Берлине - первая версия Романа Полански. По масштабности декораций и размерам самой сцены Питер превзошел Берлин: расстояние от авансцены до зрительного зала в три раза больше, чем в Берлине. Зато со сцены в Берлине ты смотришь зрителям прямо в глаза.

Иван Ожогин на сцене петербургского Театра музыкальной комедии

Иван Ожогин на сцене петербургского Театра музыкальной комедии

- Кстати о зрителях. Вы отыграли более ста спектаклей в Берлине, и у вас, вероятно, сложилось впечатление о немецких зрителях. Они отличаются от российских?

- Возможно, то обстоятельство, что сцена в Берлине ближе к зрителю, повлияло на мои впечатления. Мне показалось, что немцы активнее. Они не стесняются открыто выражать свои эмоции: хлопают, кричат и даже топают ногами! В России принято дарить артистам цветы, а в Германии - нет. Эмоциональный заряд, который я получаю от немецкой публики, не ниже, чем от российской.

У меня появилось много поклонников в Берлине, я это вижу по "лайкам" в сети Facebook и по подаркам после спектакля. А в Питере мне как-то подарили зуб динозавра в серебряном обрамлении. Это авторская работа, в единственном экземпляре. И в российской постановке я выхожу в финальной сцене с этим кулоном на шее. Финал берлинского спектакля несколько отличается от питерского, поэтому здесь я обхожусь без зуба.

- Наверное, не так просто совмещать исполнение ролей на разных языках. Много ли сил ушло на то, чтобы выучить текст роли на немецком языке?

- Нынешний август у меня выдался очень насыщенным, я восемь дней подряд играю в Берлине, причем в выходные - по два раза, а затем лечу в Питер на четыре спектакля, после чего снова возвращаюсь в Берлин на четыре постановки, и уже потом окончательно возвращаюсь в Питер. Текст немецкой роли у меня, что называется, отскакивает от зубов. Но сначала было трудно: совершенно другая фонетика, задействованы другие мышцы артикулярного аппарата. Мне пришлось выучить роль за две недели, потому что задержали выдачу рабочей визы. Я с опозданием приступил к репетициям в Берлине. Быстро выучить немецкий текст мне помогла натренированная память, музыкальный слух и, разумеется, знание материала на русском языке. Сегодня меня можно разбудить ночью - и я без проблем спою роль графа фон Кролока на немецком языке.

Иван Ожогин на сцене в Берлине

Иван Ожогин на сцене в Берлине

- Иван, между исполнениями главных ролей в двух мюзиклах вы успеваете петь и в хоре Николо-Угрешского монастыря. Как вам удается сочетать, казалось бы, несочетаемое: роль главного вампира и монастырь?

- Я всегда стремлюсь донести до публики те мысли и эмоции, которые я черпаю в православии. "Бал вампиров" - очень зрелищная постановка, с прекрасной музыкой, декорациями и костюмами. Мне она кажется очень позитивной. Это мюзикл про нас, про нашу жизнь. Каждый для себя определяет, на какой он стороне. Я создаю образ страдающего, интеллектуального зла, которому характерны вполне человеческие мысли, эмоции и страдания. Путь людей к добру и свету тернист, и я стараюсь пробудить в людях эмоции, которые помогают им идти вперед по этому пути.

- Иван, вы исполняли ведущие партии в таких известных постановках, как "Норд-Ост", "Чикаго", "Cats" ("Кошки"), "Черная уздечка белой кобылицы", "Красавица и Чудовище". Чем вас привлекает мюзикл как таковой?

- В мюзиклах мне очень нравится согласованность всех постановочных действий. Именно согласованность и совокупность всех выразительных средств: декорации, прекрасные сюжеты, хорошая драматургия, актерская игра, живая музыка оркестра, танцы. Все эти средства гармонично переплетаются друг с другом именно в мюзиклах. Это производит впечатление на зрителя. А для артистов – это отличная школа, пройдя которую, ты можешь больше, чем многие твои коллеги, которые играют в театре или в кино. Лично для меня большой школой был мюзикл "Cats". Там мне приходилось много двигаться по сцене и одновременно петь. Это самый танцевальный мюзикл в мире.

- Мюзиклы в России поначалу были убыточными. Лишь в последнее время наметилась положительная тенденция. Значит ли это, что у мюзиклов в России большое будущее?

- Я думаю, что да. "Чикаго", который был в числе первых мюзиклов в России, оказался провальным не потому, что он плохой (у него потрясающая джазовая музыка, отличная хореография), а потому, что он появился на московской сцене не вовремя. Российский зритель был к нему не готов. Много разных факторов влияют на успех. То, что "Чикаго" игрался в Театре эстрады, который находится далеко от метро и к нему неудобно добираться, – это тоже сыграло свою отрицательную роль. Скоро он будет идти в Московском дворце молодежи, и я уверен, что народ с удовольствием будет на него ходить, и он станет прибыльным.

- Чем отличается публика мюзиклов от публики в оперных театрах? И не "подвинут" ли мюзиклы оперетту?

- Нет, такой опасности я не вижу. Зрители мюзиклов и оперных театров – это совершенно разная публика. Даже у каждого мюзикла - своя аудитория. Все зависит от темы, жанра, актерского состава, музыки, хореографии. На мюзиклы ходят как на зрелище, и они рассчитаны на более широкий круг зрителей.

- 25 августа состоится последний показ "Танца вампиров" в Берлине. Но лично для вас "Бал вампиров" еще не закончен: в Питере на него продлен контракт. Каковы ваши планы, кроме участия в постановке Театра музыкальной комедии?

- Я весь следующий сезон буду играть роль графа фон Кролока. Мюзикл приносит прибыль, и было бы глупо его раньше времени закрывать. Я продолжу сольные концерты в России и, возможно, приму участие в новом мюзикле "Пола Негри", мировая премьера которого состоится в декабре нынешнего года на сцене ДК Ленсовета в Санкт-Петербурге. Режиссер-постановщик - Януш Юзефович, создатель всемирно известных мюзиклов "Метро" и "Ромео и Джульетта". Это первый мюзикл, который зрители будут смотреть в формате 3D. Эксклюзивные технологии позволят создать спектакль, равного которому нет в мире.

Но, признаюсь вам, я влюбился в Берлин и с удовольствием бы играл в каком-нибудь немецком мюзикле. Я надеюсь, что меня заметили профессионалы и запомнили зрители. Я был бы рад возможности продолжить работу в Германии.

Ссылки в интернете